Интервью с группой Trail of Dead

Обновления

00:26  09.11.2005 (просмотров: 5706)
Шекспир был знатоком человеческих душ, но когда он писал "Что в имени тебе моём?", то не думал, что однажды название рок группы будет взято прямо со строк…And You Will Know Us By the Trail of Dead. Эта группа состоит из шести безумных личностей, которые появились на свет, для того чтобы разрушить стандарты рок-н-ролла. Чудесным апрельским вечером, мы пригласили группу в Splashlight Studios на западной стороне Манхеттена на суши, пинг-понг и шумную фотосессию. Мы были достаточно везучими что бы развести основателей группы Конрадом Кили (Conrad Keely) и Джейсоном Рисом (Jason Reece), которые одновременно поют, играют на гитаре и ударных в группе, на достаточно интимный разговор.


Могли бы вы рассказать, как образовалась группа Trail of Dead, и как так получилось, что Остин, штат Техас вы называете своим домом?
Конрад: Джейсон и я встретились на Оаху (Гавайи). Он переехал на Большой остров, и оказалось так, что мы живем на одной улице. Очень скоро я переехал в Олимпию. Мне было тогда около шестнадцати. Моя семья уезжала туда, для того чтобы изменить свою жизнь, потому что Гавайи виделись бесперспективным захолустьем. В то время в Сиэтле вовсю шел финансовый бум в связи с развитием компании Боинг. Я очень хотел попасть в Evergreen State College, куда в результате и поступил.

Ты его окончил?
Конрад: Я ушел из колледжа, когда оставался семестр до его окончания. Evergreen - довольно нестандартное учебное заведение, где позволяется выбирать все что угодно в качестве профилирующий дисциплины. Я закончил изучать поп-культуру, и тут я понял, что я уже делаю то, чему меня учат, тогда какой смысл был платить кому-то за то, чему я обучался сам. И что я должен был делать с этим образованием, показывать свой диплом клубам, в которых мы играем?

Как вы обосновались в Техасе?Конрад: мы переехали в Остин в 94-м. К тому времени оставаться в Олимпии не имело смысла. Мы хотели увидеть что-то новое. Не поймите меня неправильно, Олимпия была нашей рок-школой. Там была замечательная музыкальная сцена.

Могли бы вы объяснить исторический контекст оформления альбома Worlds Apart?
Конрад: Обложкой стал коллаж, который я разрабатывал на протяжении двух месяцев. Я называю его "Аллегория в истории человеческих конфликтов." В общем-то, я зарисовал пару идей для возможной обложки альбома, одной из них была батальная сцена. В ней участвовали абсолютно все, поэтому на рисунке можно увидеть людей из различных эпох. Я думаю, что основной идеей стал я, размышляющий над природой человеческих конфликтов и тем, является ли конфликт неотъемлемой частью человеческой души.

Некоторые критики осмелились назвать Worlds Apart концептуальным альбомом, но мне он кажется более простым.
Конрад: Мне кажется, что концептуальный альбом должен нести за собой сильную единую идею, но на этом альбоме её нет. Конечно, на нем отражены кое-какие мысли и может быть он и концептуальный, но все-таки в моем представлении концептуальный альбом должен нести понятную объединяющую тему. Это просто обыкновенный альбом.

Как проходила запись альбома Worlds Apart?
Конрад: Появлению этой пластинки предшествовала трехмесячная работа над его записью, а потом трехмесячная работа по его сведению. В течение этих шести месяцев я довольно много путешествовал, и не хотел подгонять свои творческие импульсы. Меня выводит из себя ситуация, когда я ничего не пишу, в то время когда вроде бы должен. Особенно меня раздражает, если такое чувство появилось, а я в это время хочу только одного - просто сидеть и смотреть телевизор.

Уже только из твоих текстов, кажется, будто ты в курсе текущей ситуации в поп-культуре.
Конрад: Я ничего не могу поделать. Все мои друзья слушают эту музыку, я иду в бар и слышу её. Я слушаю различные группы, в то время как путешествую. Когда я хожу потанцевать, я слышу эту музыку. Получается так, что мне даже не надо пробовать слушать её. Я даже не должен делать что-то особенное для этого. Когда я еду домой, то включаю себе пластинку Interpol или Arcade Fire. Я все равно где-нибудь да и услышу это дерьмо. Слово "дерьмо" в данной ситуации надо понимать не как что-то плохое, так как мне нравятся эти группы. Но для меня абсолютно нет смысла что-то менять и слушать такой стиль музыки. Если я уж и слушаю что-то такого плана, то это мелодия, которую действительно сложно найти или что-то, что мне интересно как исследователю. Я не люблю слушать одну и ту же мелодию дважды.

Считаете ли вы, что текущая тенденция ухода поп музыки от мальчиковых групп и ню-металла в сторону более дружественного инди звука, например группа Killers, мгновенно заполучившая успех, хотя бы теоретически, помогла привлечь к вашей группе больше внимания?Конрад: Я особо не переживаю по этому поводу. Сливки все равно будут на поверхности, и я знаю, что то, что мы делаем здорово, поэтому я не переживаю, что публика будет собираться постепенно. Я терпелив. Со временем они соберутся. Мои же переживания связаны в основном с моими личными делами. Они касаются моего персонального роста, моей зрелости как человека и в конечном счете как музыканта. Пусть остальные занимаются, чем хотят, пока я продолжаю делать то, что я делаю. (Смеется) Они могут слушать любой порожняк, который им нравится.

Порой прослеживается четкая двойная природа песен, и кажется, что твои песни больше тяготеют к агрессивной части этого дуализма. Корни этого явления надо искать в хардкоре и панке?
Джейсон: Да, когда по-настоящему решил удариться в музыку. В детстве я влюбился в музыку, в такие группы как Minor Threat, Black Flag, Sex Pistols и The Clash. Поэтому, можно полагать, что панк-рок стал точкой приложения всей моей негативной энергии, а позитивная часть проявлялась в появлении групп. Я был своеобразным малолетним преступником, когда был моложе. Я был слишком занят, чтобы совершать мелкие нарушения типа угона машин. В принципе, у меня не было целей, и я шел в никуда, пока впереди не замаячила бы тюрьма. Когда мне пошел семнадцатый год, моя точка зрения резко изменилась. Я попытался создать группу когда жил на Гавайях.

Некоторое время вы гастролировали в поддержку альбома Worlds Apart. После всех этих лет разъездов, стала ли жизнь в пути намного легче?
Джейсон: Сейчас легче, чем раньше, потому что тогда мы разъезжали на автобусах, и это было ужасно. Ты просто забираешься в автобус, пытаясь понять, зачем ты собираешься преодолеть сотни миль, если будешь играть 45 минут, и тебе ничего не заплатят. Приходишь к выводу, что все это делается только из-за этих 45 минут. Когда к тому времени ты вливаешься в эту музыку и забываешь о всех мелких нюансах, таких как многочасовое пребывание в автобусе, думаешь, что ты веришь в то, что ты делаешь.

По кому ты скучаешь?
Джейсон: У нас у всех своя жизнь и свой узкий круг друзей в Техасе. Мы пропускаем что-то, когда уезжаем в очередной тур, но потом опять возвращаемся домой и это здорово, что Остин никогда сильно не меняется. Поэтому возвращаться домой легко. Все кажется таким знакомым, и ты надеешься, что все так и будет стоять на месте, потому что когда ты в пути, все так и мелькает. Иногда переезжаешь с места на место прямо как кочевник, чувствуешь, как становишься путешествующим духом.

Посмотри на себя. Говоришь как хиппи.
Джейсон: Чертовы хиппи! Я убью вас всех, чертовы хиппи, прямо сейчас! (Смеется.)

О чем ты говоришь? Ты начал свой тур с акустической гитарой за спиной.Джейсон: Да, это прямо как хиппи. Она не совсем акустическая. Она просто разобрана и немного тише. Мы пытались присоединиться к Band и Бобу Дилану (Bob Dylan). У нас есть определенное понимание этого изгнанника, писателя-ковбоя. В 70-е сцена Остина состояла из таких людей как Townes Van Zandt, Guy Clark и Willie Nelson, все они были хиппи. Они ели кислоту, и в то же время все были с юга. Все они были раздолбаями, но в тоже время у них был действительно интеллигентный подход к музыке. Они были поэтами. Это почти как панк рок для нас, потому что эти люди жили на отдаленных областях мейнстрима и просто делали деньги, потребляя все те наркотики, которые были им доступны. Они жили от чека до чека и колесили по всей стране, играя по притонам. В каком-то смысле можно сказать, что мы ведем похожий образ жизни.

Всё это звучит очень романтично.
Джейсон: Да, это может звучать грубо, но одновременно это их реальность, которая близка к нашей реальности. Конечно, у нас все по-другому, но в чем-то мы схожи. Это имеет особую привлекательность.

Trail of Dead известна своими беспорядочным крушением, которое происходит в заключении большинства ваших сетов. Есть ли этому какое-то объяснение?Джейсон: Так мы говорим, что мы закончили. Больше нам нечего дать. Это хорошее прощание. Это торжественный метод сказать, что шоу закончено. Я чувствую, что когда ты просто заканчиваешь выступление, ничего не разрушая, а мы делали и так, и просто уходишь. Возникает чувство незаконченности. Для меня музыка это как секс, иногда он может быть очень хорошим, а иногда посредственным. Мы пытаемся выложиться с помощью силы и предотвратить посредственность.

То есть каждый вечер ты выходишь на сцену, надеясь подцепить девушку?Джейсон: Да смилостивится бог над моей душой.

новое на сайте

return_links(); ?>